-->
CqQRcNeHAv

О православном воспитании детей

2012-10-02-081Здравствуйте, батюшка Сергий! У меня к вам просьба, если это в ваших возможностях, посоветуйте, какую литературу читать, чтобы воспитывать детей в Христианской вере, и если можете, подскажите. Ведь мы учим своих детей своими поступками и поведением. Это очень трудоемкий труд воспитать ребенка послушным, смиренным, терпеливым, а ведь у нас, родителей, самих не хватает терпения на детей. Сила и жизнь всех страстей сосредоточены в испорченной воле человека. Но как отсекать своеволие у ребенка, чтобы не перестараться, чтобы все не стало ему безразлично? Как научить ребенка понимать, что противно Богу, а что нет, чтобы он помнил об этом вне дома – в школе, на улице? Как дети должны нести послушание перед учителями? Как вразумить ребенка не показывать своих обид из-за чьей-то неправоты?

Буду вам очень благодарна, и думаю, что не я одна, если вы на своём сайте  будете печатать, по возможности, о христианском воспитании детей. Это поможет избежать, если не многих, то хотя бы некоторых проблем с детьми.

Ходя в храм, я вижу, как мало там детей. А ведь многие родители идут в храм в поисках разрешения проблем.              Раба Божия Лариса, г. Жуковка Брянской обл.

В школе

 

 

 

Уважаемая Лариса! Ваше беспокойство небезосновательно и с вопросами, подобными Вашим очень часто обращаются. Тема эта обширная и я в своём ответе,  для примера,  приведу несколько высказываний православных педагогов, а в конце укажу литературу и авторов, обратившись к которым Вы сможете обрести правильные ориентиры воспитания своих детей.

Размышляя о православном воспитании, православной педагогике, священник Алексий Уминский,  директор Свято-Владимирской православной гимназии в своей статье о школе и детях в сборнике Церковь, дети и современный мир. – СПб. 1997г. пишет, что «очень многие родители желали бы  дать своим детям христианское воспитание и образование, но при этом никак не хотят понять, что христианством нельзя «заниматься», христианством надо жить. Обычный аргумент этих родителей: нам меняться уже поздно, но мы хотим, чтобы у наших детей все было хорошо. И дети, действительно, на первых порах очень восприимчивы к Слову Божию, к богослужению, к молитве. Но если дома в своей семейной реальности дети видят, что их родители не придают никакого значения духовному, а то и открыто живут по-язычески, то рано или поздно такие дети начинают вести двойную жизнь и лицемерить. Нельзя никогда и никому передать дело воспитания своего ребенка. Даже самой что ни есть православной гимназии. Взять на себя ответственность за воспитание – значит постоянно отдавать самого себя семье, детям, Церкви.

Похоже, мы слишком быстро – пишет о. Алексий,- похоронили советскую школу, радостно отряхнули ее прах с наших ног и совершенно не заметили того колоссального положительного учебного, методического, административного и даже воспитательного опыта, которым она обладала. Многим кажется, что у нас все будет хорошо просто оттого, что мы все православные. Но реальность говорит об ином: возникает множество трудностей, специфичных именно для православной школы. Трудным, к примеру, оказывается вопрос поддержания дисциплины. Принцип семейственности, увы, может быть воспринят по-разному. Для одних – это особая ответственность и духовное родство, для других – панибратская вседозволенность. Духовный опыт должен даваться трудами. Вместо того чтобы «проходить» «Блаженни милостивые…» на уроке Закона Божия, мы должны предоставить детям возможность оказаться в ситуациях, когда кто-то ждет от них милости или нуждается в их милосердии.

IMG_4139[1]Хорошо воспитывать детей на житиях святых. Но нельзя требовать с них после этого исполнения прочитанного. Это такой уровень духовной жизни, на который запросто не взбираются.

Ступенька к духовной жизни это правильно устроенная жизнь души, правильное эмоциональное устроение, которое потом приведет к устойчивой, трезвой, жертвенной духовной жизни. Нужны реальные, общие, интересные дела, в которых дети могли бы проявить себя как люди, которые не предают товарища, которые помогут друг другу, простят обиды. Нужны общие дела, которые помогут им сдружиться. А то ведь бывает так, что в классе всего 10 человек, но и те не ладят между собой. Даже нецерковные дети по сравнению с ними оказываются более открытыми и дружелюбными. А эти – «ангелочки» с виду, но иногда друг по отношению ко другу такие дикости допускают – просто диву даешься. Причем находят себе при этом «духовные» оправдания.

Православное воспитание – что это такое? Существует ли система и методология воспитания православного человека? По-моему, взрослым нужно задуматься над другим: почему мы ищем систему воспитания? откуда такое стремление? Может оказаться, что наша методическая жажда происходит от желания снять ответственность за воспитание наших детей с себя и спрятаться за методики. Стремимся заменить самих себя системой воспитания и утешаем себя тем, что эта система не простая, а православная. Пытаемся начитаться книг по воспитанию детей столетней давности, влезть в косоворотку и лапти, и стать русскими в духе XVIII или, на худой конец, XIX века. В число методик бываем, готовы записать что угодно, даже Таинства, пост и молитву. Читаем в житиях описание детства святых: с другими детьми не играл, на улицу не ходил, конфет не любил, был тих, молчалив, любил уединенную молитву. Думаем: что же мне со своими делать? Шумно играют, любят сладкое, дерутся. Не по правилам. Как бы так сделать, чтобы и наши не смотрели телевизора, не любили мультфильмов, не жевали жвачку?

Идем и заказываем молебен. Вышли из храма, гора с плеч – ну, теперь сделали все, что могли. А отец Иоанн Крестьянкин в одной своей проповеди говорит: «Мать начинает молиться, она просит Бога о помощи, но не получает. Почему же? Да потому, дорогие мои, что нельзя возлагать на Бога то, что мы обязаны сделать сами… нужен труд, нужно духовное напряжение, надо всегда помнить о детях и о своей ответственности за них перед Богом. Отцы и матери! Одни без детей своих вы спастись не можете – и это надо помнить».

Православие – это не система, это жизнь в любви. И православным наше воспитание получается тогда, когда мы начинаем совершать его в любви. Меня часто беспокоит,- продолжает о. Алексий,- напуганное, враждебное отношение детей к миру, ко всему, что нас окружает. Мир, в котором мы живем, кажется нам падшим, греховным, одержимым бесовской злобой, и он действительно такой. Но постепенно складывается мнение, что если мир идет к концу, то нам надо к нему питать вражду и бояться.

Но Церковь миру не враждебна. Это и отличает новозаветную Церковь от ветхозаветной. Мир воюет с Богом и Церковью, а наша задача ответить ему не враждой в духе Ветхого Завета («око за око, зуб за зуб»), но миром и молитвой за него. А о боязни Апостол Иаков так говорит: «Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия»(2 Тим. 1, 7). И еще: «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим. 8, 31) Чувствуете отношение, с которым взирали первые христиане на образ сего преходящего мира? «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22, 20) Они ждали прихода Христа, а мы, увы, более говорим о приходе Антихриста.  Яркий пример псевдоправославного настроения. Пишет раба Божия в редакцию «Православной беседы»: «Детям на уроке в школе задали темой сочинения «Что бы я сделал, если бы был волшебником». – Вы только подумайте, какая удивительная тема! Какой простор для доброй детской души, чающей подарить что-то миру, поделиться с другими своей теплотой. Но что пишет эта ревностная не по разуму мамаша? Она с восторгом пересказывает тщательно воспитанную в дочери псевдодуховную и абсолютно недетскую реакцию: «Я не хочу быть волшебником! Все волшебники – колдуны, а колдовство христианам запрещено!»

О чем говорит в этот момент ребенок? Стойко исповедует свою веру? Да нет, это вовсе не та принципиальная исповедническая позиция, которую силится отыскать мать в словах своей дочери. Это совершенно безответственная, даже трусливая реакция, облеченная во внешне благочестивую форму. Это приговор матери, отобравшей у ребенка его невинное детство. Понимаете, если сказать детям о том, что все волшебники – колдуны, а эльфы и гномы – бесы, то при этом нельзя достигнуть ничего другого, кроме как подорвать их душевные силы. От этого их идеалистическое детское видение мира мгновенно не изменится на взрослое. Просто в сознании будут разрушены их детские категории добра и зла, борьбы, преодоления, улучшения мира. Им станет просто лень что-либо придумывать, о чем-либо мечтать. Ну зачем, право, попусту тратить время, если волшебство возбраняется, а реальных возможностей нести радость в мир нет? То есть рассуждать-то они, возможно, станут и по-взрослому, а внутри души – пустота. Та пустота, которая по мере взросления скорее всего, заполнится цинизмом, отрицанием на этот раз и маминых ценностей.  Мы пытаемся оградить ребенка от дурного влияния, и это правильно. Но в этом стремлении мы заходим слишком далеко – мы ограждаем ребенка вообще ото всех, и он остается совершенно один. Мы запрещаем ему дружить во дворе, в школе, и все это время стараемся пристроить ребенка туда, где он сможет дружить «безопасно». Так, в конечном итоге, мы доходим до православной гимназии, и, увы, здесь нас тоже поджидает разочарование: оказывается, что и здесь есть такие дети, с которыми ни в коем случае дружить нельзя.  Мы учим детей, что земная жизнь есть подготовка к жизни вечной. Но ведь подготовка, а не ожидание! Жизнь – это деятельность, созидающая и преобразующая работа. Иначе она становится похожей на томительно-напряженное ожидание в очереди к зубному врачу: «Боже мой! Когда же все это кончится!» Наши дети панически боятся ошибок. Это наверняка происходит от непонимания ими сути греха. Они путают свои неизбежные на первых порах «рабочие» ошибки с грехами и потому жить боятся. Расскажите им притчу о талантах! Дайте понять, что Господь не ждет от них с первых шагов какой-то по-особенному выверенной и безошибочной жизни. Использовать таланты, отдав их в торговлю, это риск. Риск ошибиться и потерять все. Но Господь отдает предпочтение именно такому рискованному решению, а не безопасной возможности зарыть имеющийся талант в землю. (Церковь, дети и современный мир. – СПб. 1997г. РАЗМЫШЛЕНИЯ О ШКОЛЕ И ДЕТЯХ Священник Алексий Уминский, директор Свято-Владимирской православной гимназии)

(В моих видео Вы можете посмотреть встречу с о. Алексеем Уминским, когда он приезжал к нам в Нижний Новгород —  http://www.sergeymuratov.ru/?p=2272 )

Священник Евгений Шестун составил учебное пособие, которое называется Православная педагогика. М.2001., где, опираясь на опыт Святых отцов, исследуя труды православных и не только педагогов приводя обширную библиографию, где упомянуты труды наших выдающихся педагогов свт. Филарета, Феофана Затворника и многих других. Приобретя такую книгу Вы будете иметь существенное подспорье. Если Вам попадутся книги под авторством протоиереев Василия Зеньковского, Глеба Коляды, Владимира Воробьева, Артемия Владимирова, Дмитрия Смирнова, Сергия Четверикова, Аркадия Шатова, православных педагогов Куломзиной С.С. Рогозянского, то в их книгах Вы сможете найти ответы на Ваши вопросы. Приведу несколько названий: «Уроки целомудрия как основа нравственного воспитания» Священник Артемий Владимиров, О РЕЛИГИОЗНОМ ВОСПИТАНИИ В СЕМЬЕ. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ. ПЕДАГОГИКА. Прот. Василий ЗеньковскийМ.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 1996  Пестов Н.Е. Православное воспитание детей, Протоиерей Сергий Четвериков. Как воспитать и сохранить веру в Бога у детей. М.: Сретенский монастырь; «Новая книга»; «Ковчег», 1998. Что необходимо знать каждому мальчику.   Что необходимо знать каждой девочке или Доверительные беседы о самом важном. Под общей редакцией священника Алексия Грачева, врача-педиатра.М.:Даниловскийблаговестник,1998.

В этих книгах, предназначенных для семейного чтения, с православной точки зрения освещаются важнейшие вопросы нравственного воспитания ребенка и подростка.  Мальчика предостерегает от так называемых «вредных привычек», разрушительно действующих на его тело и душу, и способствует приобретению им добрых навыков. Разбираются некоторые модные увлечения современных подростков и в доходчивой форме выявляется вред внедряемой в наши школы программы по «половому воспитанию».

Составленная в форме назидательных бесед отца с сыном (в начале книги это пяти-шестилетний малыш, в конце — четырнадцатилетний отрок, почти юноша), а другая книга посвящена важнейшим вопросам нравственного воспитания девочки и также предназначена для семейного чтения. Особое внимание в ней уделяется подготовке девочки к семейной жизни, приобретению ею добрых навыков и качеств, необходимых будущей жене и матери. С православной точки зрения здесь освещаются проблемы, особенно волнующие девочек-подростков: дружба и любовь, красота внешняя и внутренняя, справедливость и милосердие, выбор жизненного пути.IMG_4157[1]

Составленная в форме назидательных бесед мамы с дочерью (в начале это маленькая пятилетняя девочка, в конце ей около пятнадцати лет), эти две книги окажутся полезными как для родителей, так и для детей.

Еще можно прочитать размышления протоиерея Аркадия Шатова об актуальных проблемах православного воспитания. Это  одноименная глава книги: Вначале пути…М.: Храм Трех Святителей на Кулишках, 2002   А также С.С.Куломзина. Наша Церковь и наши Дети. — М.: «Мартис», 1994г. У ИСТОКОВ ПЕДАГОГИКИ ХРИСТИАНСТВА Рогозянский А. Церковь, дети и современный мир. – СПб. 1997г.  ХОЧУ ИЛИ НАДО. А СКОЛЬКО ЛЕТ ВЫШИМ ДЕТЯМ? Рогозянский А.

Религиозное воспитание ребенка, если оно правильно понимается и построено взрослыми, помимо привития веры и научения его основам христианского учения неизбежно несет в себе еще одну важную задачу – выведение воспитанника на творческое и ответственное служение по своему призванию. Все же социальные навыки психологически можно свести к трем основным: готовности к сотрудничеству с людьми (быть управляемым, управлять, сотрудничать в среде равных себе по чину), умению ответственно принимать решения и умению отзываться на нужду ближнего даже при том, что придется пожертвовать чем-то своим.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий


Thanx: Mitsucar